Оскар
Мировое кино, все о фильмах
Мировое Кино
   
Поиск фильма:
 

АННОТАЦИЯ ФИЛЬМА (Транс)


Транс (Trance)
Кино Транс (Trance)

Купить DVD к фильму "Транс"

Отзывы к фильму

Студия:Великобритания - Path&233, Cloud Eight Films, Decibel Films, Film4

Жанр: Драма, Триллер, Криминальный видео фильм

Длительность:95 минут

Дата выхода: 26.03.2013 г.

Премьера в России: 03.04.2013 г.

Режиссер(ы):Дэнни Бойл

Продюсер(ы):Дэнни Бойл, Кристиан Колсон, Бернард Беллью, Рафаэль Бенолье

Сценарий:Джо Эхирн, Джон Ходж

Актеры:Джеймс МакЭвой, Розарио Доусон, Венсан Кассель, Дэнни Сапани, Силан Гунасилан, Таппенс Мидлтон, Вахаб Шейх, Ли Николас Харрис

Саймон (Джеймс МакЭвой), организатор аукционов, торгующих произведениями искусства, обращается к банде преступников, чтобы они помогли ему похитить дорогую картину, но во время инсценировки ограбления бандиты наносят ему сильный удар по голове, после чего Саймон теряет память и не может вспомнить, где спрятал бесценное сокровище.
Угрозы физической расправы и пытки ни к чему не привели, и главарь банды (Венсан Кассель) нанимает гипнотизера (Розарио Доусон), чтобы она помогла Саймону вспомнить, где же картина.
По мере того, как она погружается в его нарушенное подсознание, ставки растут, и границы между желаемым, действительностью и гипнотическим воздействием стираются и порой исчезают.



1: ПРЕДЫСТОРИЯ
Режиссер Дэнни Бойл вспоминает: «После фильма «Миллионер из трущоб» мы с продюсером Кристианом Колсоном задумались о новой совместной работе, и я предложил ему пару идей, который меня всегда привлекали: история Арона Ралстона – которая воплотилась в картину «127 часов» - и этот безумный триллер «Транс». Этот материал понравился сценаристу Джону Ходжу, с которым я уже вместе работал над фильмами «На игле» и «Неглубокая могила». Кристиан разобрался с правами на эту работу, и мы пригласили Джона написать сценарий, по которому был снят фильм «127 часов».

Джон Ходж рассказывает: «Мне сразу было ясно, что Дэнни хочет показать в фильме поведение человека в экстремальной ситуации через этих трех персонажей - они все демонстрируют сильное желание, очень агрессивное поведение, крайнюю степень самосохранения и жадность. Все, кто сотрудничает с Дэнни, знают, что он стремится к максимальному воплощению своего замысла, и это является хорошим стимулом для сценариста».

Режиссер хотел уйти от привычной холодной и немногословной атмосферы, характерной для «черного триллера» и ввести в фильм то, что он называет «эмоциональный заряд», и сделать более современным и свежим традиционный образ «роковой женщины». Хотя фильм начинается довольно стандартно – как обычная картина об ограблении, сюжет быстро становится странным, неуловимым и непредсказуемым.

«Я хотел снять более современное «черное кино», но в то же время мне не хотелось делать нечто узнаваемое, похожее на реальность. Я хотел показать этот мир, но сделать это в современном контексте, - говорит режиссер. – Когда я говорю «сделать более современным», я имею в виду «эмоционально более современным». Моим героям не на что опереться, они не принадлежат ни к какой системе, никому не подотчетны, у них нет родственников или каких-то иных обязывающих их структур, - говорит Бойл. – Они сами по себе. Именно поэтому в таких фильмах часто рассказывается о преступлениях, потому что здесь всегда человек один на один с собой и вне закона».

«Это именно то, что нам было нужно, - постоянная неуверенность наших героев в том, где же истина, - рассказывает сценарист Джон Ходж. – Все трое вынуждены почти исключительно верить тому, что говорят или делают другие, чтобы понять, что же происходит. И, конечно, почти вс&1104, что эти другие говорят или делают, в той или иной степени оказывается ложью, стремлением манипулировать или просто ненадежной информацией. Итак, противники запутали сами себя. Главная проблема для них – и главный интерес для зрителей – решить эту задачу».
В течение 2009-2011 гг. Бойл, Ходж и Колсон активно работали над сценарием. К лету 2011 г. был решен вопрос с финансированием со стороны компаний Fox Searchlight и Path&233, и команда начала подбор актеров.

2: АКТЕРСКИЙ СОСТАВ
«В фильме три великолепных ведущих роли, и это здорово, - говорит режиссер. – Я помню еще по фильму «Неглубокая могила», который мы тоже делали с Джоном, как три основных персонажа постоянно боролись за то, кто является главным героем фильма. Такой треугольник создает отличную динамику, поскольку можно обыгрывать ситуацию, кто же из персонажей главный в этой истории. Несомненно, фильм начинается как история Саймона, но ближе к концу на первый план выходит Фрэнк – и Элизабет тоже постоянно в центре внимания».

Джеймс МакЭвой (Саймон)
Джеймс МакЭвой исполнил главную роль в фильме «Люди Икс», роль верного помощника Иди Амина в картине «Последний король Шотландии» и роль возлюбленного Сесилии (Кира Найтли) в фильме «Искупление».
Джеймсу очень понравилась предложенная роль. «Когда я первый раз прочитал сценарий, у меня просто крыша поехала от всех этих заумных нестандартных поворотов в фильме об ограблении, - рассказывает актер. – Мне этот сценарий запомнился как очень сложный. Когда я отправился на кастинг к Дэнни, он произвел на меня невероятное впечатление. Я редко встречался с такой интересной режиссурой на прослушивании. Это настоящее удовольствие. И даже если бы меня не взяли в этот фильм, я бы нисколько не жалел о времени, проведенном с Дэнни, потому что это был бесценный опыт работы. Именно поэтому я так хотел получить эту роль. К счастью, он позвонил и спросил, согласен ли я сниматься. Каждый день съемок был именно таким – постоянное открытие нового в этом смелом сценарии, что всегда интересно для актера».

«Я думаю, что у Дэнни все фильмы такие неординарные, и границы жанра его не останавливают. Если он снимает картину в одном стиле, то всегда старается раздвинуть пределы и использовать что-то из других жанров. А если он работает вместе с Энтони (Энтони Дод Мэнтл, оператор-постановщик), они настолько полны энергии и энтузиазма, что все вокруг тоже заражаются этой энергией. Иногда сидишь и думаешь: «Неужели это получится? Может, это уже слишком?» Конечно, в результате все получается, как они задумали. А еще Дэнни любит повторять: «Может, оно, конечно, и трудновато, но ведь если не попробовать, так и не узнаешь никогда».

Режиссер рассказывает: «Я думал, что Джеймс слегка молод для этой роли, но когда мы встретились и поговорили, потом было интересно наблюдать, как роль сделала его старше. Просто удивительно, как хорошо он вошел в эту роль, и во время съемок я сказал ему: «Ты сейчас выглядит старше, чем в любой своей роли». Такой комплимент не всех актеров устраивает. Это всегда палка о двух концах: актерам нравится выглядеть умудренными опытом и взрослыми, но вовсе не старыми. Еще мне хотелось, чтобы он сохранил свой шотландский
О

акцент, потому что мне очень нравится, как разговаривают шотландцы. Джеймс признался, что его не часто об этом просят. Было здорово, что и Джеймс, и Венсан разговаривали естественным голосом. Интересно, но у меня постоянно снимаются актеры, у которых есть акцент, - Эван МакГрегор, Киллиан Мерфи, Джеймс МакЭвой. Не знаю, почему так. Наверно, я что-то имею против английских актеров! Вся моя семья родом из Ирландии, и мне посчастливилось работать в Шотландии на нескольких фильмах с отличными актерами. Несомненно, это наложило свой отпечаток. Короче, Джеймс МакЭвой очаровал меня своей замечательной игрой. Это очень сложная роль, потому что мы не знаем, когда его подсознание выдает неправду».

Сценарист Джон Ходж рассказывает: «Мне кажется, нужно честно сказать, что роль Саймона, пожалуй, самая сложная, если брать точку зрения зрителей. В начале фильма Саймон больше воспринимается как жертва, и, с моей точки зрения, только затем мы начинаем понимать, что он тоже виновен. Он одержим своего рода физической, сексуальной страстью. Также одно время он был страстным игроком. Эти две стороны его характера плохо сочетаются с обликом респектабельного представителя среднего класса. Именно из-за них он попадает в такую разрушительную для человеческого характера ситуацию».

Венсан Кассель (Фрэнк)
Многие считают Венсана Касселя лучшим французским актером и звездой самых популярных французских фильмов последних десятилетий, таких как «Ненависть», «Враг государства №1» и «Необратимость».
«Мне очень понравилось, что фильм начинается стандартно, а где-то на 25-й странице - все меняется. Это смесь жанров. Это действительно может ввести в заблуждение, - говорит актер. – Непонятно, кто хороший, а кто плохой. Сначала думаешь одно, потом все оказывается по-другому, а в конце все совсем не так, как ты думал. Персонажи все время изменяются. Получается, что осуждаешь кого-то несправедливо. Вдруг понимаешь, что поспешил с выводами, и дело обстоит немного не так, как тебе поначалу казалось».

«Лучшего актера не найти на всей планете, - рассказывает режиссер Дэнни Бойл. – Нужно помнить, что хотя он отлично говорит на английском языке, текст для него не родной, так что это тоже определенная проблема для актера. Но этого совсем не замечаешь, когда видишь его игру. Редкая удача работать с таким актером».
Дэнни вспоминает один эпизод во время съемок, когда съемочная группа расположилась днем на лестнице в одном из многоквартирных домов Южного Кенсингтона. «Случайно выяснилось, что в одной из квартир живет французская семья, переехавшая в Лондон. У них были маленькие дети, которые прямо в пижамах вышли на лестницу, сидели и смотрели, как играет Венсан. Мне тогда подумалось, что им повезло увидеть вживую легенду французского кинематографа. Для французов он значит то же, что Марлон Брандо или Лоуренс Оливье для англичан».

«Если хороший сценарий и хороший режиссер, то актеру намного легче играть, - рассказывает Венсан Кассель. – Когда сценарий хорошо написан, и у тебя отличный текст, не приходится ничего выдумывать, нужно просто выучить слова, а если режиссер надежный – а Дэнни именно такой режиссер – редко возникают вопросы. Он всегда пробует что-то новое. Интересно, что он снимает очень современное кино, хотя пришел из мира театра, и отношение к актерской игре и к самим актерам у него, в целом, такое же, и даже сценарий очень органичный».
«Еще я обратил внимание, что его режиссура очень образная и своеобразная, даже где-то гротескная. Но это никогда не делается ради формы. У него всегда есть глубинный смысл. Внешне форма может быть другой, современной, но за ней всегда скрывается стройный сюжет».

Сценарий отчетливо демонстрирует, каким представляют себе персонаж Венсана Касселя сценарист и режиссер. «На первый взгляд, Фрэнк довольно обычный бандит, но, мне кажется, постепенно он обнаруживает более человечные стороны характера – пожалуй, ему можно даже симпатизировать,- рассказывает актер. – По сюжету мы больше узнаем о нем, и не такой он законченный гангстер, каким кажется в начале фильма».

При создании образа банды Фрэнка режиссер и сценарист также хотели отойти от стандартного привычного представления о современных лондонских преступниках.

«Необходимо было многое учесть. Мы хотели показать группу преступников, но не хотели повторять Гая Ричи или «Брайтонский леденец», - рассказывает режиссер. – Мы хотели отойти от этого, и самым главным на кастинге было сломать стереотип. Мы решили пригласить совсем нового актера. Если бы это был французский фильм, для Касселя привычным было бы играть гангстера. Я думаю, Венсан с этим согласится, вспомните его работу в фильме «Враг государства №1» и другие. Но в нашем контексте это было свежее решение».
«Я горжусь своей бандой, они реально крутые ребята», - смеется актер.

Розарио Доусон (Элизабет)
Розарио Доусон, звезда таких фильмов как «Город грехов», «Семь жизней» и «Его игра», снималась у многих известных режиссеров: от Спайка Ли до Квентина Тарантино, от покойного Тони Скотта до Криса Коламбуса. «Я очень хотел, чтобы эту роль сыграла Розарио, - рассказывает Дэнни Бойл. – Я всегда хотел с ней поработать. Лет шесть-семь тому назад мы встречались в Америке, обсуждая перспективы одного фильма. Проект распался, но я был ею очарован. Может, ей не понравится, что я скажу, но мне кажется, что в предыдущих картинах ее потенциал использовался не в полную силу, она как актриса не раскрывалась до конца».

«Я никогда не играла ничего подобного, - говорит актриса о своей героине Элизабет Ламб. – Я играла отрицательных персонажей и пыталась показать их как живых людей, чтобы зрители, выходя из зала, запоминали их. После фильма «Его игра» некоторые говорили мне: «Знаешь, я ненавидел тебя в этом фильме. Только в конце я понял тебя». Но Элизабет совсем другая, потому что она все скрывает. Можно только догадаться, что она чувствует, глядя на ее прическу,
демонстрирующую сдержанность, или как она распускает волосы, они действительно падают. Нужно постараться, чтобы увидеть ее другую сторону. Она очень скрытая, неозвученная. Ей нравится такое положение – между двумя главными действующими лицами».

Режиссер рассказывает: «Мы снимаем все эти фильмы, в них снимаются прекрасные женщины, но фильмы-то в основном про мужчин – Эван МакГрегор, Киллиан Мерфи, Дев Патель, Джеймс Франко или Леонардо ДиКаприо. Что мне нравится в этом фильме, так это то, что здесь женщина находится в самом центре событий, отстаивая свою точку зрения».

Изначально Бойл планировал снимать фильм в Нью-Йорке и выбрать английскую актрису на роль Элизабет, но затем он решил поместить иностранку в Лондон и сделал главную героиню американкой.

«Я хотел, чтобы Элизабет была чужой в этом сообществе, и это чувство изолированности очень важно для сюжета, чтобы у нее не было к кому обратиться, - рассказывает Дэнни Бойл. – В «черных» фильмах есть такая особенность, все находится словно в замкнутой сфере, за пределами которой нет реального мира, к которому можно обратиться. У нее нет там мамы или сестры, с которыми можно поговорить по душам. Поэтому нам нужна была властная героиня, хорошо владеющая словом и независимая, обладающая этими редкими качествами».
Розарио Доусон изучала профессию своей героини: посещала занятия по гипнозу и читала книги по гипнотерапии и психологии. Возможность наблюдать взаимоотношения между врачом и пациентом помогла актрисе создать основную часть образа властного, спокойного и опытного специалиста, способного проводить гипнотические сеансы с героем МакЭвоя. «Я встречалась со многими специалистами. Я погружалась в состояние гипноза, - рассказывает Розарио. – Гипнотизер также приходил к нам на репетиции, чтобы все могли познакомиться с его работой. Абсолютно каждый, с кем я встречалась, излучал такую уверенность, которую не увидишь у представителей ни одной другой профессии. Даже если их методы сильно отличались, они все как один были абсолютно уверены в себе».
Джон Ходж комментирует: «Я думаю, что у Элизабет были в жизни непростые времена, и она совершенно не хочет, чтобы они повторились, поэтому использует все свои умения и таланты для манипуляции этими мужчинами, чтобы одержать своего рода победу».

О режиссере Дэнни Бойле актриса говорит: «Дэнни по своей энергии не уступает вулкану. Эта страсть, с которой он подходит к работе, вызывает восторг. Он никогда не сидит спокойно,

все время двигается, двигается и двигается. И неважно – мы замерзли, работали шесть дней подряд или сверхурочно, это абсолютно неважно. Все заряжаются его энергией, у всех светятся глаза, словно говорят: «Я хочу увидеть этот фильм!»

3: СЪЕМКИ ФИЛЬМА «ТРАНС»
Летом 2011 г. сценарий был готов, съемочная группа собрана, и финансирование получено. Однако стало понятно, что будут некоторые изменения в графике съемок. Дэнни Бойл уже согласился стать режиссером церемонии открытия Олимпийских игр в Лондоне в июле 2012 г. – масштабное предприятие, над которым он уже некоторое время работал, и которое полностью занимало его внимание в первой половине 2012 г. Если осенью 2011 г. у него и было время заниматься съемками фильма «Транс», то не хватало времени на монтаж картины, сведение музыки, звука и создание первой копии до начала Олимпийских игр.

Дэнни Бойл вспоминает, как он думал, что «если два года заниматься только Олимпийскими играми, то можно сойти с ума и превратиться в члена Олимпийского комитета». Режиссер рассказывает: «Нужно было оставаться в работе, и нам повезло, что Международный олимпийский комитет пару раз дал отпуск – в 2010 г. я ставил спектакль «Франкенштейн» в Национальном театре, а в 2011 г. нам удалось поработать над картиной «Транс». Звучит иронично, но оба проекта демонстрируют, как ярко можно показать в творчестве темные стороны, если повседневный труд направлен на благо нации!»

Продюсер Колсон замечает: «Мы могли просто ждать и начать съемки после Олимпийских игр. Но если ты готов начать работу, ты действительно готов: у нас был сценарий и деньги, готова съемочная группа, а когда все есть, ждать просто невозможно. Такой перерыв – это кошмар для финансистов проекта, потому что деньги связаны долгое время, и для страхователей, потому что дольше сохраняется риск, что кто-то из ключевых участников, например, попадет под автобус. А еще это творческий риск, потому что труднее сохранить творческую атмосферу съемок до самого монтажа. Но у нас все получилось, и разрыв во времени между съемками и процессом монтажа создал возможность объективного восприятия сюжета. Обычно у нас нет такого шанса, и, скорее всего, больше никогда не будет».

Основные съемки начались в сентябре 2011 г. Они проходили на студии Three Mills Studios и в различных районах Лондона, и у Бойла снова была возможность работать вместе со своими творческими партнерами по предыдущим фильмам.

Создание костюмов
Суттират Ларларб уже работала с Дэнни Бойлом.
Вот что она рассказывает о фильме: «Это очень мужской мир, поэтому, учитывая то, что Элизабет практически единственная женщина в этом сюжете, очень интересно складывается
динамика отношений между мужчинами и женщинами. Фильм предлагает по-другому взглянуть на женщину, контролирующую ситуацию. Главная проблема – правильно создать персонаж. Мы не хотели, чтобы она превратилась в некую роковую женщину, привычное клише. Учитывая ее профессию и роль гипнотерапевта, мне пришлось многое изучить, чтобы понять, что же помогает потенциальным клиентам чувствовать себя во время сеанса комфортно и создает обстановку, способствующую их открытости. Одежда тоже играет немалую роль. Она не должна быть вызывающей, отвлекать внимание пациента, не должна вызывать никаких ассоциаций. И так нужно было одеть Розарио Доусон – сексуальную красавицу. Поэтому было непросто решить эту задачу – сделать ее совсем негламурной, чтобы зрители поверили, что герои доверяют ее опыту, а не просто поддаются ее очарованию».

Поскольку две главные мужские роли очень различны, художнице был необходим свой подход к каждому персонажу. «Например, Фрэнк, герой Венсана, - француз, непринужденный, утонченный, из категории мужчин, которые умеют выбрать фасон рубашки, который им нравится, и у них будет дюжина таких рубашек, что-то вроде собственной униформы, - объясняет Суттират. – Он просто не хочет об этом потом думать. Поэтому было интересно подбирать основные детали его одежды, которые мы потом использовали в сочетании друг с другом на протяжении всего фильма. По-моему, он меняет одежду где-то 15-18 раз, и это различные наряды, но они все часть цельного гардероба».

Ларларб хотела показать персонаж МакЭвоя как человека, который хочет подняться по социальной лестнице. «Он хотел производить впечатление важной персоны, и его костюмы должны были отражать эти стремления», - рассказывает художница.

«В фильме Дэнни Бойла меня привлекает точная образность. Но я думаю, что если проанализировать любую его работу, то ее успех определяется не только продуманным дизайном, это и музыка, и монтаж, и все остальное. Поэтому мы все делали свой вклад, учитывая его пожелания, старались точно передать его видение, и энергия и образность картины сложились из общих усилий, а не просто благодаря демонстрации крутых нарядов, которые могут затмить самих персонажей».

Операторская работа
Реализации замысла Дэнни Бойла во многом способствовали блестящие умения оператора-постановщика Энтони Дода Мэнтла, его постоянного творческого партнера, обладателя премии «Оскар» и других наград.

«Это уже, вроде, шестой фильм, который мы делаем вместе с Дэнни, - рассказывает Энтони. – Поэтому у нас есть свой метод. Перед началом съемок мы обычно обсуждаем несколько ключевых слов, эмоций или моментов. Например, в фильме «127 часов» главным было передать пыль, отсутствие воды и атмосферу ловушки, в которую попал Джеймс Франко. Картина «Миллионер из трущоб» вся построена на постоянном движении. В этот раз мы рассматривали много возможных мест съемки. Мы исходили весь Лондон, и именно на этом этапе происходила основная подготовительная работа. У каждого нашего фильма своя палитра и свой язык образов. В этом случае все было точно также. Нам нужно было проникнуть в идею «транса», но мы не хотели слишком откровенно объяснять, что такое «транс», поскольку зритель должен был понять это по ходу фильма».

«Это забавно, потому что мы встретились для работы над фильмом только за несколько недель до начала съемок. Дэнни сказал, что это будет небольшой фильм, что уже смешно, потому что он все свои фильмы называет «небольшими». Я думаю, это в сравнении с церемонией открытия Олимпийских игр, которая, мне думается, потребовала невероятных усилий».

Режиссеру удалось изменить восприятие не только с помощью текста и работы съемочной группы, но и благодаря созданным образам и обстановке, в которую помещены персонажи. Оператор Энтони Дод Мэнтл и художник-постановщик Марк Тилдесли предоставили режиссеру широкий выбор возможностей и идей, способных повлиять на зрительское восприятие.

«Мы много снимали через стекло или плексиглас, чтобы несколько первых изображений были слегка странными, - поясняет Тилдесли. – Это непросто, потому что мы не хотели прямо сказать: «Смотрите, он в трансе», мы хотели сделать это ненавязчиво. Публика должна была увидеть реальный мир немного искаженным, непривычным, но так, чтобы не прослеживалась мысль о том, что что-то происходит».

Бойл хотел, чтобы город, в котором происходят эти события, можно было воспринимать как любой крупный европейский город, не обязательно Лондон.
«Я люблю снимать в Лондоне и всегда стараюсь показать его по-новому – выбирать неожиданные места, - рассказывает режиссер о выборе мест съемки. – Этот город постоянно меняется, особенно его восточная часть. Но Лондон не главный участник картины, как это было в фильме «28 дней спустя», где город в начале фильма играет очень важную роль. Мы с Энтони всегда стараемся сделать что-то новое. В этот раз мы выбрали классический подход, а не такой свободный, как при работе над картинами «127 часов» или «Миллионер из трущоб»».

Художественное оформление фильма
Продюсер Кристиан Колсон рассказывает: «Марк Тилдесли, наш художник-постановщик, проделал отличную работу по подбору мест съемки и декораций, ему удалось передать мрачное и тяжелое ощущение города, в котором происходят нехорошие вещи. Очевидно, что для этого решающим был также выбор освещения, предложенный Энтони, и все вместе создало не только соответствующий внешний вид, но и необходимую атмосферу».
Для художника работа с Дэнни и Энтони над фильмом «Транс» была непростой, но доставляющей огромное удовольствие.

«Дэнни хотел, чтобы фильм был интересным, увлекательным, чтобы зрители не могли с первого раза разобраться, что они наблюдают: внутреннее состояние человека, введенного в транс, или реальность, - объясняет Тилдесли выбор места съемки. – Он также хотел, чтобы фильм не был привязан к Лондону. Главной идеей было создание мира, за которым интересно наблюдать. Мы отправились в восточную часть Лондона – от Кэнэри-Уорф к докам Тилбери. Там есть много участков, где еще не снимали. Мы отбрасывали все, что было узнаваемым или неинтересным».

Квартиру для Саймона нашли тоже в восточной части Лондона – в новом жилом элитном комплексе «Электро Тауэрс», с которого открывается вид на Темзу и Кэнэри-Уорф.

«Это было нестандартное решение, - соглашается Тилдесли. – Это не самое красивое место, но, несомненно, отличительное, и его не часто показывают. В сценарии говорится, что он живет в Лондоне в городском доме, но Дэнни сказал: «Нет, давайте поместим его в какое-нибудь интересное место, с видом на Кэнэри-Уорф, изгиб реки и Купол тысячелетия. Поэтому мы искали такие необычные места».

«Он все переворачивает с ног на голову, - говорит Тилдесли о режиссере. – Ты думаешь, что движешься в одном направлении, а он полностью меняет замысел. Ты думаешь: «Так не делают», а потом понимаешь, что это фантастическая идея. Например, мир Элизабет – это Харли Стрит, классическая улица дорогих пластических хирургов и дантистов. Ты сразу понимаешь, что она состоятельный человек и занимается серьезным делом. Она на высокой ступеньке иерархической лестницы, но в ее жизни почти ничего не происходит. Когда попадаешь в ее квартиру, там нет привычных фотографий, на которых изображены родные или друзья, нет признаков того, что у нее есть какие-то взаимоотношения с другими людьми. Она производит странное впечатление, что-то в духе Дэвида Линча. Дэнни очень хотел, чтобы мы нашли что-то особенное, характеризующее Элизабет. Мы сделали необычный выбор – желтый коридор из плексигласа. Интересно, что хотя в Азии желтый цвет считается символом благородства и добродетели, в западной культуре он воспринимается как цвет предательства и двуличия».

Звуковое оформление
Для создания цельного образа фильма «Транс» большую роль играют звук и голос. Во время исследований создатели фильма обнаружили, что очень важную роль при погружении пациента в состояние гипноза играет тембр голоса гипнотерапевта. Это стало непростым моментом для всей съемочной группы, так как требовало навыков и терпения.
Дэнни Бойл комментирует причину такой сосредоточенности на записи звука: «Редко в фильме слова становятся визуальным вокабуляром сюжета, но я объяснил Саймону Хэйесу, нашему инженеру по звукозаписи, что он должен очень последовательно соблюдать герметичность пространства, в котором общаются наши герои, чтобы ничто их не отвлекало. Мы хотели создать такое состояние, словно они находятся внутри какого-то замкнутого пространства. Саймон записал это так, что я мог накладывать на запись что угодно, голос звучит так прекрасно и можно делать все, что тебе нужно, добавлять другие элементы. Никогда раньше столько внимания не уделялось голосу, но в этом фильме это было очень важно».

Продюсер Джон Колсон соглашается, что съемочной группе пришлось потрудиться, чтобы максимально точно передать звук на съемочной площадке. «В сюжете большая роль отводится силе воздействия человеческого голоса, - рассказывает Колсон. – Этот тот элемент, которые мы должны были очень точно запечатлеть, выделить и усилить, потому что язык является важным компонентом достижения успеха при гипнозе. Это вид нейролингвистического программирования, то, как формулируются определенные вопросы, то, как используется язык для воздействия на слушателя, чтобы гипнотизер мог с ним работать».

Инженер звукозаписи Саймон Хэйес из разговоров с режиссером перед началом съемок знал, что работа будет очень напряженной. «Когда Лэнни, Кристиан и Берни пришли поговорить со мной о проекте, с самого начала они четко дали понять, что это сложная работа для звукозаписи – особенно речь актеров во время съемки. Мы обсуждали тембры, и Дэнни очень хотел получить богатый гипнотизирующий звук, особенно в сценах, когда героя вводят в транс, было очень важным поместить микрофон максимально близко. Он часто помещался прямо на краю кадра. Все операторы и оператор-постановщик относились к нам с большим пониманием. Они разрешали поместить микрофон буквально в сантиметре от края кадра. Мы балансировали, как говорится, на грани допустимого почти в каждом кадре».

Монтаж
Редактор монтажа Джон Харрис рассказывает, что во время съемок Дэнни Бойл был полностью поглощен работой, поэтому он сразу брал отснятый материал и быстро начинал его обрабатывать, анализируя его структуру, темп и развитие сюжета как зритель. Это не первая совместная работа Джона и Дэнни. Харрис выступал в качестве монтажера фильма «127 часов», который принес ему номинацию на премию «Оскар» в 2010 г.

Харрис рассказывает о процессе монтажа: «Дэнни любит, когда моя интерпретация оказывается для него неожиданной. Как он сам говорит, «он не хочет вмешиваться». Будет приходить раз в неделю, просто чтобы посмотреть, как идет работа, и только в конце съемок мы садимся и просматриваем весь материал, чтобы начать работу над монтажом. Потом мы просматриваем фильм регулярно два раза в неделю и ведем долгие обсуждения».
«Можно сказать, что он снимает так, как делают документальное кино, говорит Харрис. – Он снимает как можно больше, про запас, и потом у него есть возможность выбрать лучшее. Даже если некоторые кадры не получается снять, как задумано, он подходит к каждой сцене всеми возможными способами. А затем уже я должен реагировать на полученный материал. Дэнни ищет энергетику, он не боится рисковать во время съемок, чтобы получить новые неожиданные кадры. В результате мы имеем много материала, и хотя съемки длятся два месяца, монтаж занимает целых шесть».

Поскольку в картине три центральных персонажа, каждый из которых постоянно борется за внимание зрителей, Харрису придется решать, как достичь равновесия. Это он хорошо понял во время работы над материалом. «Не думаю, что выдам большой секрет, если скажу, что почти все актеры хотят найти что-то положительное в своих героях, даже если играют законченных негодяев. За поступками персонажей проступают человеческие черты, возможные причины их дурного поведения. Конечно, в фильме «Транс» некоторые герои тоже раскрываются в процессе монтажа».

«Но самая интересная обратная связь будет исходить только от зрителей. Мы показываем фильм зрителям и видим их реакцию. Это самое важное. После каждого просмотра мы вносим изменения, но последовательно концентрируем внимание на выделении определенных аспектов».

«Это можно сравнить с ингредиентами для пирога, - говорит монтажер. – Чтобы пирог получился, нужно иметь все важные компоненты. Если одного не хватает, ничего не выйдет. Поэтому мы при переходе от реальности к моменту погружения зрителя в атмосферу фильма использовали различные способы – иногда этот переход обозначен четко, а иногда размыто. Это процесс постоянного поиска компонентов, которые будут заставлять зрителей догадываться, что же все-таки происходит».

Музыка
Режиссер Дэнни Бойл обратился к своему давнему творческому партнеру Рику Смиту из группы «Underworld» в начале сентября, после нескольких месяцев совместной работы над церемонией открытия Олимпийских игр. Ранее они уже сотрудничали в фильме «Пляж», театральной постановке «Франкенштейн», номинированной на премию Лоуренса Оливье, и – очень успешно – в картине «На игле». В 90-х композиция Born Slippy – из саундтрека к фильму - звучала во всех английских танцевальных клубах.

«После окончания Олимпийских игр он прислал мне интересный текст, - вспоминает композитор. – Там было что-то вроде: «После нашей работы над церемонией открытия ты, наверно, не хочешь больше со мной сотрудничать, но как насчет фильма «Транс»?» Мы работаем вместе уже 20 лет с определенными перерывами, поэтому я хорошо знаю Дэнни. От такого предложения нельзя было отказаться».
Смит сразу посмотрел смонтированный фильм в начале сентября 2012 г. и начал составлять музыкальную канву картины. Как и другие участники съемочного процесса, он соглашается с тем, что Дэнни любит, когда ему предлагают неожиданные решения. «Он любит сюрпризы. Это подарок для творческого союза. Я не участвовал в работе над сценарием или в съемках, поэтому я пришел на проект с совершенно свежим подходом».

«Дэнни во все вникает сам. Он очень любит музыку, и мы оба ценим хороший ритм. Ему интересно все, что помогает сюжету раскрываться в полную силу. Но благодаря тому, что мы уже пару раз работали вместе, есть возможность договориться быстро. Я предлагаю идеи, музыкальные фрагменты и комментарии к различным моментам фильма, в которых, как мне кажется, музыка поддержит сюжет. Мы регулярно встречаемся, я играю некоторые куски, и мы их обсуждаем. Другие этапы работы не такие очевидные».

Рик Смит уже сотрудничал с восходящей звездой Адель Эмили Санде во время церемонии открытия Олимпийских игр в Лондоне, где она исполнила две композиции – «Heaven» и «Abide with Me». Смит почувствовал связь между стихами Санде и вокальной тональностью персонажа Розарио Доусон в фильме «Транс» и пригласил ее участвовать в записи саундтрека к фильму.

«Эмили поразила меня во время подготовки церемонии открытия олимпийских игр. Это очень талантливая и умная молодая женщина. Я заметил в ней что-то перекликающееся с героиней Розарио. Там был один фрагмент, который изначально задумывался как инструментальный, и я подумал, что было бы неплохо написать что-то совместно. Исполнение Эмили очень красивое и завораживающее. Мне кажется, что попадание довольно точное».

4: ГОЙЯ
«Гойю поистине считают отцом современного искусства, - говорит Дэнни Бойл. – Изобразительное искусство уже более ста лет представляет нам живописцев, которые показывают не мир вокруг нас, а то, как мы воспринимаем этот мир. На картине «Ведьмы в воздухе» изображен человек, прячущий голову под покрывалом, … и я сразу почувствовал: вот это Саймон, персонаж Джеймса МакЭвоя».
«В работах Гойи много неприкрытого насилия, - отмечает Джон Ходж. – Мне показалось, что это очень соответствует сюжету фильма. Картина «Ведьмы в воздухе» передает это ощущение сверхъестественной власти, которое присутствует в фильме. Я думаю, это ощущение того, что все три главных персонажа в разные моменты фильма действуют не по своей воле. В разные моменты они попадают в ситуации, когда чувствуется, что словно ими управляют какие-то духи».

Колсон добавляет: «С точки зрения нашего фильма, Гойя также интересен как художник, который по-новому показал обнаженное тело и тело человека вообще, которое до него изображали в идеализированной форме, без недостатков. Гойя был первым, кто рисовал обнаженное тело таким, каким он его видел».
Дэнни Бойл хотел сохранить красоту и ощущение оригинального полотна и дал команду изготовить полностью аутентичную копию. Художник-постановщик Марк Тилдесли рассказывает: «Дэнни было нужно богатство подлинной классической картины. Он не хотел работу Хокни, Бэкона или что-то в этом роде. Ему была необходима пышность в духе Караваджо, но в то же время необычность картины. Гойя подходил по всем параметрам. Он опередил время своими необыкновенными работами».

Художник продолжает: «Мы остановились на картине «Ведьмы в воздухе», потому что это необычное странное полотно с изображением человека, которого держат три ведьмы в остроконечных шляпах. Он словно поднимается вверх, а под ним три странных персонажа: осел, как мне кажется, символизирующий безумие или глупость, человек, бегущий не зная куда, потому что у него голова покрыта плащом, и еще один человек, который лежит в агонии, закрыв уши руками. Мы подумали, что это будет удачный выбор».

Создатели фильма активно изучали информацию о том, какие картины обычно похищают. Они посетили организацию в Хаттон Гарден, Лондон, где создана база данных о похищенных произведениях искусства. Эта организация активно сотрудничает с ФБР, ЦРУ и Интерполом, чтобы помочь в поиске украденных картин, ювелирных изделий и других произведений искусства.
«В картине Гойи сочетаются элементы реального и нереального, как и в нашем фильме, - соглашается художник Чарли Кобб. – Это важный шаг в воссоздании ощущения картины, понимания того, как эти краски работают, как они наносятся на полотно».

«Я думаю, что многие люди, как и я, плохо представляют, какие огромные деньги крутятся на рынке произведений искусства, - говорит Кобб. – Часто это имеет очень малое отношение к самому искусству, а шедевры покупаются для поддержания статуса. Часто картины продают за большие деньги, потому что раньше их продавали дорого, они были в моде. Одну из работ Джакометти недавно продали за 100 миллионов долларов, а это не самая лучшая его картина. Люди соревнуются друг с другом, кто больше заплатит, чтобы продемонстрировать свое положение. Сразу перед глазами встает образ эдакого доктора Ноу из Бондианы, скрывающегося от всех с похищенными сокровищами. Конечно, обычно дело обстоит иначе. Иногда их закапывают в тайники или прячут подальше в сейф. В любом случае, это захватывающий мир».

«В конце концов, - говорит режиссер, - ценность картины в фильме определяется ее значимостью для владельца. Для Саймона, который как искусствовед, знает ее подлинную ценность, она буквально бесценна. Для Фрэнка это просто денежная банкнота с высокой номинацией. Для Элизабет картина символизирует нечто гораздо более личное».

ГИПНОЗ
«Когда наблюдаешь за работой опытного гипнотерапевта, это вовсе не похоже на имитацию или действия фокусника, - говорит режиссер Дэнни Бойл. – Ты видишь, что люди не играют, как актеры. Если гипнотиз&1104р говорит, что они слепы, то люди действительно становятся на время слепыми. А потом он возвращает им зрение. И ты начинаешь задумываться – как это работает? Это очень увлекательное зрелище. Поскольку в фильме всегда интересно исследовать человеческий разум, мы хотели обыграть эти идеи. Много известно о сознательном и бессознательном, и что чем управляет. Нам кажется, что мы все контролируем. Мы думаем, что можем контролировать то, что хотим произнести, но в действительности мы не знаем, что сейчас скажем».

Продюсер Кристиан Колсон соглашается: «Нас особенно заинтересовало то, что этот мир, в котором мы перемещаемся с такой уверенностью, в некоторой степени иллюзорный, что не всегда можно доверять собственным ощущениям, что различия между реальностью и нереальностью, которые мы с такой легкостью устанавливаем, часто обманчивы».

Создатели фильма пригласили профессора Дэвида Оукли, клинического психолога и исследователя из Лондонского университета, выступить в качестве консультанта картины. Он также проводил исследования в Институте психиатрии в Бирмингеме с использованием МРИ – магнитно-резонансного исследования.
Прежде всего, профессор Оукли познакомил всех с краткой историей гипноза и новыми открытиями в этой области, которые позволяют понимать ограничения, создаваемые реальностью для процессов гипноза.

«Мы начали с Месмера, Эллиотсона, Чаркота и других и поговорили о явлениях, которые будут показаны в фильме, о введении ключевой информации, постгипнотическом внушении, внушении во время гипноза, поиске воспоминаний и о методах, которые использует психолог при гипнозе, - рассказывает профессор Оукли. – Я также рассказал о проводимом исследовании, которое по случайности совпадает с одной из сцен в фильме, когда гипнотически внушается ощущение боли: Саймон испытывает внушаемую боль, когда видит определенное изображение. Мы продемонстрировали, что если человеку дать раздражитель, действительно причиняющий боль, и записать образец активности мозга, а затем внушить под гипнозом, что он испытывает такую боль, и снова записать сигналы мозга, то эти образцы будут совпадать. Это подтверждает, что гипноз действительно воздействует на мозг, и очень вероятно, что Саймон действительно будет чувствовать боль».

Для большего понимания профессор Оукли объяснил основополагающие принципы этой области медицины: «Гипноз основывается на двух практических моментах – первое, гипнотическое состояние, напоминающее транс, что связано с фокусированием внимания, погружением в мысли. Это состояние готовности. Оно не имеет ничего общего со сном, и нет необходимости расслабляться. Иногда люди путают гипноз и релаксацию. Нет необходимости расслабляться для гипноза, хотя в состоянии гипноза может наблюдаться заметная релаксация. Это состояние очень напоминает дремоту или ощущения, которые вы испытываете, погружаясь в интересную книгу или захватывающий фильм.

Например, актеры, разделяющие чувства своих персонажей, частично сами используют стратегии гипноза, чтобы понять мысли и чувства своих героев. И потом на это сфокусированное состояние налагается внушение, вот так происходит гипноз».

«Большая часть фильма связана с попыткой восстановить память и с представлением, что при гипнозе вы можете представить память как некий пакет, который необходимо найти и безопасно вскрыть, например, как Саймон использует iPad, в котором есть загруженная память, обеспечить безопасный доступ к памяти, потому что человеку кажется, что воспоминания где-то далеко. Это обычная стратегия при гипнотерапии».

Профессор Оукли пояснил, что гипноз дает врачу возможность отправить пациента в воображаемое путешествие, чтобы обнаружить проблемные зоны в его душевном состоянии.

«Иногда используются так называемые «косвенные» методы, когда нет особой процедуры, а врач просто беседует с пациентом на интересующие его темы, о его переживаниях, что тоже своего рода погружение в транс. Эти переживания тоже можно постепенно использовать».

«Как человек демонстрирует постгипнотическое внушение – вот что является самым главным в сюжете фильма. Другой вопрос - как переносится гипнотический опыт от человека к группе. Те, кто использует гипноз в терапевтических целях, как правило, являются психологами, консультирующими или клиническими, и тому подобное. Они изучали психологию как основную дисциплину, а гипноз начали использовать позже. Это еще один навык, который они добавляют к своему профессиональному багажу. А готовят психологов довольно долго».

Режиссер Дэнни Бойл говорит: «У нас вымышленный сюжет, но мы хотели, чтобы все выглядело правдоподобно. Хотя методы, которые использует Элизабет, не всегда этичны, они возможны с точки зрения медицины. Для 5% легко внушаемых людей, по мнению специалистов, это звучит пугающе!»
Кадр из фильма "Транс" Кадр из фильма "Транс" Кадр из фильма "Транс" 
Кадр из фильма "Транс" Кадр из фильма "Транс" Кадр из фильма "Транс" 
Кадр из фильма "Транс" Кадр из фильма "Транс" 
Любая информация с данного сайта можеть быть использована только с размещением ссылки на этот ресурс