Оскар
Мировое кино, все о фильмах
Мировое Кино
   
Поиск фильма:
 

Рецензия на фильм Гран Торино


Гран Торино (Gran Torino)

Уолт Ковальски жил в безымянном пригороде, постепенно превращающемся в корейский район. Похоронив жену и отстранившись от сыновей, он планировал провести тихую старость отменного брюзги, медленно потягивающего пиво на своей веранде. Но знакомство с соседскими подростками Тао и Суи всколыхнуло его тихую гавань.


Старость по Клинту Иствуду полна отвращения к окружающему миру, что внесло много сложностей в процесс его нечаянного сближения с соседями. Он холодно сжимает губы и взглядом полным снобизма затыкает рты своим детям и внукам. Пока герой Иствуда раздраженно сплевывает на дорогу, камера Иствуда занимает верхний угол квадратного мира и высокомерно отслеживает перемещения по нему своих персонажей. Его микрокосмос по большей части ограничен несколькими муниципальными зданиями, территорией двух домов и парой дорог, на которых то и дело можно наткнуться на разномастную шпану.


Черно-белые титры, картина цвета выгоревшего на солнце газона, и герои, которых можно условно обозначить, как одного белого, двоих азиатов и троих черных. При этом заглавная речь не идет о расовой нетерпимости. Проблема героев вырисована в стиле крестного отца – она внутри условного клана. Вот маленький мир соседских домов, вот их столкновение с таким же маленьким миром гетто. В результата - взрыв, простая физика.


Ник Шенк и Дэйв Джонсон дебютанты в большом кино. Они создали историю на основе простого на первый взгляд сопоставления сильного и слабого старика, ставшего невольным наставником, и его ученика, мальчика, ковыряющегося в саду около дома своей матери.


Роль подопечного и смирение настолько сильны в герое Тао, что молодой Би Ванг в них утопает, превращая ярость в вынужденную, а переживания в выстраданные упорной работой. Благо, что его герой по большей части услужливый помощник, нежели борец. В то время как сам Иствуд – корейский ветеран, страдающий от боли своих воспоминаний, на фоне одинаковых монгов действительно имеет право косо смотреть на мир своей улицы, потерянной на карте США. Его заочно хоронят близкие, местный пастор пытается с ним говорить о смерти, но сам Уолтер видит реальную цену своей гибели. Внезапно он превращается в «Девида Гейла», который знает, чего он может добиться, ускорив финал своей истории.


Работая возможно над своей последней актерской ролью, Иствуд легко размышлял о неполиткорректности своего фильма, называя историю забавной. В итоге она оказалась настолько многогранной, что от изначально заявленной расовой дискриминации, можно дойти до мотива «потерянного сына» и успешно продолжить поиски других вечных тем в пределах одной «забавной» истории, озаглавленной маркой автомобиля, выпущенного в 1972м году.
Аннотация фильма "Гран Торино"Алина Епишкина
   Купить DVD к фильму "Гран Торино"

Отзывы к фильму


Владелец винтажного форда «Гран Торино» – ветеран корейской войны Уолтер Ковальски доживает свои дни в заселяемом азиатами американском пригороде, ворча на соседей и родственников, попивая пиво и подстригая траву на лужайке перед домом. Всё меняется, когда местная молодежная банда решает угнать «Гран Торино» у него из гаража. Если наберетесь смелости сознаться, что ничего не знаете о жизни и смерти, после этой картины будете знать немного больше.


Свой новый (лучше говорить – очередной) фильм Клинт Иствуд сделал намеренно, прямо-таки принципиально простым – без модных компьютерных вывертов и специально подобранных красивых кадров. Простота в нём работает, как атомная бомба: сначала действие развивается строго в границах жанра неторопливо шаркает, как старик Иствуд, от одного до боли изученного крыльца к другому, – а потом сам не замечаешь, как вся эта простота и понятность вдруг выбивает тебя из личного пространства и размазывает по стенке.



Уолтер Ковальски всю жизнь не может простить себя за «вещи, которые не обязательно было делать», - и с самого начала фильма за ним по пятам ходит местный пастор, добиваясь исповеди. Жанр требует катарсиса, развязки – в виде снятия с себя героем «груза прошлого». Но когда исповедь всё же состоится, черта-с-два там будет следование жанру – он будет высмеян, скукожится и станет чем-то незначительным на фоне исполинского героя Иствуда.



В этой насмешке над жанрами и, через них, – над современным обществом, его ценностями и кино, – весь Иствуд, который не умещается в границы и рамки, который ощутимо их больше и значительнее, как Уолтер Ковальски больше и значительнее всех окрестных гопнических бригад. Причем Ковальски в фильме сначала сам сплошная карикатура – он поляк, то есть практически чукча для американцев «понаехавший», который ненавидит таких же «понаехавших» в его пригород азиатов.



Бойкая девушка-вьетнамка из соседнего дома, с которой Ковальски волей обстоятельств подружился, относится к нему снисходительно и пытается его звать – вы будете смеяться – Валли. Но в эпизодах действия с него слетает личина стариковской безобидности: звучит марш и проступают очертания другого – несмешного совершенно – Ковальски, словно бы выплавленного из титана. Становится понятно, что он вообще один во всей округе остался, способный подставить плечо, несмотря на видимую комичность.

Вот что в картине ошеломляет – ответ на вопрос о «правильно» прожитой жизни, выраженный не красивыми речами, а личным примером и мужскими твердыми поступками, о которых не приходится жалеть. В нашем новом кино, обществе и мире этот пример стал настолько «винтажным» и незначительным, что от этого хочется погибнуть.


«Гран Торино» - официально последняя роль Клинта Иствуда в кино, и если это правда, то исполнен этот заключительный перфоманс идеально. Фильм начинается как олдскульный, по всем канонам выточенный образчик жанрового кино – а потом Иствуд ловко выбивает из-под зрителя пол, обрушивая его в глубину простоты самых главных в жизни вещей. Финальные полчаса – это вообще самый главный трюк в кино последних лет, грандиозный розыгрыш, на который визионеры с их порхающими пульками и компьютерными чудесами никогда не были способны. Клинт Иствуд копил эту титаническую простоту годами, оттачивая её фильм за фильмом, чтобы в последнем своём экранном появлении застрелить вас наповал из оттопыренного указательного пальца.



Чертовски жаль, что Иствуд уходит, но надо понимать, что нам удивительно повезло. Мы успели застать последние образцы классического кино, стали свидетелями зарождения и расцвета кинематографа двухтысячных и видели экранную жизнь и смерть последнего американца.
Аннотация фильма "Гран Торино"Дмитрий ‘Римайер’ Жигалов
   Купить DVD к фильму "Гран Торино"

Отзывы к фильму

Любая информация с данного сайта можеть быть использована только с размещением ссылки на этот ресурс